загрузка карты...
Санкт-Петербург
Санкт-Петербург
Архангельск
Вельск
Вологда
Воронеж
Выборг
Екатеринбург
Коряжма
Котлас
Краснодар
Москва
Мурманск
Набережные Челны
Онега
Самара
Саратов
Северодвинск
Смоленск
Череповец
Отделения
Банкоматы
Центральный офис Банка

Адрес: 197101, г. Санкт-Петербург, ул. Дивенская, д. 1, лит. А,
ст. м. «Горьковская»
Телефон: (812) 326-1-326
Телефоны процессингового центра: (812) 326-14-58, (495) 232-37-23
Факс: (812) 326-1-404
E-mail: bank@baltinvest.com

Дни недели Режим работы с клиентами
пн. – чт. 09:00 – 20:00 без перерыва
пт.
сб. 10:00 – 18:00
вс.

Время приема документов

Универсальный офис, оказывающий полный спектр банковских услуг частным и корпоративным клиентам

ПубликацииНазад

«В ПРОЦЕССЕ РЕСТАВРАЦИИ МОГУТ ОТКРЫТЬСЯ НОВЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА»

Совладелец компании ООО «РБМ Реконструкция» Игорь Николаевич Раскопин: «Уже почти 15 лет компания ООО «РБМ Реконструкция» производит комплексную реконструкцию и реставрацию объектов культурного наследия в Петербурге. Среди отреставрированных объектов – Зубовский и Южный флигели Екатерининского дворца в музее-заповеднике «Царское Село», капремонт и реставрации музея семьи Бенуа в ГМЗ

«Петергоф» и многие другие. Одним из самых значимых заказчиков для «РБМ Реконструкция» является музейный комплекс в «ЦПКиО им. С. М. Кирова». Воссозданы окна Елагиноостровского дворца-музея, заменены перекрытия и кровля Кухонного корпуса, были выполнены другие работы. На бывшей даче великого князя Бориса Владимировича выполнялись работы по реставрации черепичной кровли, а в музее-квартире Пушкина лучшие мастера компании воссоздали интерьеры и фасады…»

 

Совладелец компании Игорь Николаевич Раскопин любезно согласился дать интервью нашему изданию.

– Игорь Николаевич, что Вас подвигло создать такую нишевую компанию?

– Можно сказать, что это произошло спонтанно. Я строитель по образованию, и эта тема очень близка. Ведь строительство и реставрация – это очень близкие специализации. К тому же мы живем в Петербурге, и это накладывает отпечаток на личные предпочтения.

Хорошо помню первые наши объекты – реставрацию естественного камня оранжерейного корпуса в ЦПКиО и комплексную реконструкцию музея Державина на набережной Фонтанки.

– Работа реставраторов стоит дорого?

– Правильнее будет сказать, что дорого стоят реставрационные работы. Мастерство реставраторов – это отдельная статья, очень большое значение играют стоимость материалов и сроки реставрации объектов. В этих условиях очень важно правильно выстроить финансовые цепочки и организовать процесс. Говоря о финансах, особо хочу отметить «Балтинвестбанк». Мы вместе работаем с момента основания фирмы и все необходимые услуги получаем от банка в полном объеме. С кредитами, поручительствами или банковскими гарантиями никогда не было проблем.

– Какие у вас сейчас проекты в работе?

– В основном мы работаем с постоянными заказчикам. Это всероссийский музей Пушкина, Елагинооостровский дворец музей, где ряд объектов – разные корпуса и флигели. Каждый год мы участвуем в тендерах и конкурсах и зачастую их выигрываем. Часто работы растягиваются на несколько лет, так как власти выделяют небольшие бюджеты. Еще есть особенности технологии – сделать все сразу нельзя, должна быть определенная цикличность работ. Могу с уверенностью сказать – ничего в реставрации быстро не делается и ничего быстро не согласовывается. Контроль со стороны чиновников тотальный. Что, пор большому счету, хорошо. Нам согласовывают КГИОП, ГАТИ, Комитет по культуре. И, конечно, заказчик работ.

– Игорь Николаевич, есть ли у чиновников понимание специфики вашей работы?

– С каждым годом ответственность у чиновников повышается, усиливается за нами контроль. Что делает меньше возможностей для импровизаций. С одной стороны, это легче, нам не надо брать дополнительной ответственности. Но мы иногда рискуем сорвать сроки по госконтракту – а должны быть очень веские причины, чтобы не исполнить госконтракт в срок. Ведь до начала работ невозможно полностью их спрогнозировать, могут открыться новые обстоятельства. Новые проблемы требуют быстрого решения, но законом прописаны обязательные процедуры и регламенты, которые не дают оперативно реагировать на меняющуюся ситуацию. Хотя контролирующие органы обычно идут навстречу нашим просьбам и ускоряют принятие решения там, где это возможно.

Такого не бывает, чтобы мы заранее знали объем и виды предстоящих работ. Правда 5-10% от бюджета закладывается на непредвиденные расходы. Впрочем, всегда возникают сложности, но мы привыкли с ними справляться.

– Насколько важна роль заказчика в работе?

– «РБМ Реконструкция» принимает заказы как городской и муниципальной власти, так и организаций федерального уровня. Можно сказать, что у заказчиков, в основном встречается два различных подхода к работе. Иногда заказчик больше думает о своей ответственности, о качестве работ. Либо его больше волнует освоение денег. В последнем случае как раз нам помогают чиновники – в процессе работ задействовано много контролирующих организаций, и какие-либо спорные моменты решаются с их помощью.

– Насколько, по Вашему мнению, серьезна проблема, когда в процессе реставрации исторические здания признаются аварийными и их ломают. А потом на этом месте возводят новодел в стиле «хай-тек»?

– Такая проблема есть. Тем более в историческом центре города, где мало свободного места и присутствует конфликт интересов. Допускаю, ч то некоторые с т рои тел и

«заинтересовывают» экспертов, чтобы что-то признать. Также вполне возможно, что первоначально было неправильно оценено состояние здания и его спасение оказалось невозможным.

– Несколько лет назад власти планировали ряд старых зданий в центре Петербурга отдать под паркинги. Как Вы отнеслись к такой инициативе?

– Не думаю, что это хорошая идея. Скорее надо делать в центре города больше пешеходных улиц для привлечения туристов и горожан. Хотя нет ничего вечного и надо понимать, что запросы горожан на функционал общественных зданий с течением времени меняется. Может быть, часть исторических зданий не соответствует нашему стилю жизни и их первоначальному предназначению. Когда мы проектируем реставрацию, то есть два основных вопроса – непосредственно реставрация и приспособление под новый функционал. Надо оставить здание и его главные достопримечательности и вместе с тем использовать его под современные нужды, чтобы это не вредило памятнику. Компромисс приходит на уровне разработки концепций. Большинство значимых исторических объектов эксплуатируются в щадящем режиме – используются под музейные цели либо фондохранилища. Реже стоит вопрос сохранности в другом функционале. Хотя у нас есть опыт реставрации корпуса под гостиницу для дома Державина на Фонтанке. В процессе реставрации происходит инсталляция современного инженерного оборудования, систем вентиляции, слаботочных токовых систем. Безусловно, нужно бережное вмешательство.

– Находили ли вы когда-нибудь клад в процессе реставрации?

– Кто же вам в этом признается (смеется, ред.)? Нет, нам так не везло. Находили человеческие черепа, когда дела ли гидроизоляцию фундамента в библиотеке им. Маяковского, недалеко от Невского проспекта. Это одно из подтверждений, что Петербург построен на костях. К счастью, все проблемы с этой страшной находкой взял на себя заказчик, и ход работ не сбился. Чаще мы находим исторические цветовые решения, которые считались утерянными. Реставраторы буквально «докапываются» до цвета и затем обосновывают его в качестве первоначального. Например, два года назад мы как субподрядчики делали работы в музее Первой Мировой войны Ратные палаты. В процессе расчистки потолка работниками генподрядчика была обнаружена старая живопись, о которой никто не знал. 

15 июня 2015
Вся пресса